zinik: (ник)
[personal profile] zinik



''.......Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы все, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нем оставалась частица тебя самого. В этом разница между человеком, стригущим траву на лужайке, и настоящим садовником. Первый пройдет, и его как не бывало, но садовник будет жить не одно поколение.
- Вот я и говорю, болтайся где-нибудь рядом и чтоб с тобой ничего не стряслось.
- Уж будь спокоен, - ответил Том.
- Да я, в общем, не за тебя беспокоюсь, - пояснил Дуглас. Я больше насчет того, как Бог управляет миром.
Том задумался.
- Ничего, Дуг, - сказал он наконец. - Он все-таки старается.....''
(Рэй Брэдбери ''Вино из одуванчиков'')






India mittit ebur .
(Индия  поставляет  слоновую  кость  (лат.))


http://shattenbereich.livejournal.com/862963.html


Se você é bom em bater o tambor, não dê ouvidos a quem diz a tocar violino. -
Если у тебя хорошо получается стучать в барабан, не надо слушать тех, кто велит тебе играть на скрипке.

(кажется Ж.Мауриньо)



http://youtu.be/kwNdlXupRWk


Y Tocón dice, pero la sabiduría del tocón es adecuado sólo para los pantanos de agua turbias electos.
И пень рассуждать может, но мудрость пня годится лишь для избранников мутной воды болота.

Истерическим личностям свойственен художественный тип мышления. Суждения их крайне противоречивы, часто не имеют под собой реальной почвы. Вместо логического осмысления и трезвой оценки фактов, их мышление основано на непосредственных впечатлениях и собственных выдумках и фантазиях плюс  необузданное стремление быть в центре внимания, эгоцентризм.

К чему бы это ?


К '' Дождю''. Куча -мала неглупых в общем то людей уверяет себя и окружающих - ища доводы -что госпожа директор Синдеева -являющейся подругой госпожи пресс-секретаря премьер-министра -объявившая о подписке не хочет расширить аудиторию за счет мелкой пиар-акции  в собственных интересах и в интересах  властей  -придав окраску началу очередной серии


За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.







И далее - далее  и все по Галковскому -


Школьный учебник должен быть депрессивным, в идеале это скорбный список ошибок и преступлений, за который надо извиняться (кому – в итоге самому ученику!) перед всем миром.
Возьмём историю российского 20 века:

1904-1905 – проигранная русско-японская война. Война несправедливая, захватническая, дали по зубам за дело и сильно.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1905-1907 – бесславная русская революция, жалкая попытка либерализации. Началась чудовищным расстрелом мирных людей, а окончилась провалом реформ и третьеиюньским переворотом.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1914-1917 – на удавке слабую Россию втянули в империалистическую войну, где она таскала для взрослых каштаны из огня. Сразу же начались позорные провалы и катастрофы, закономерно приведшие к краху 1917 года.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1917 – слабая и тщедушная попытка либерализации, быстро сменившаяся всеобщей анархией и террором.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1918-1921 – гражданская война, разруха, голод.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1921-1932 – укрепление тоталитаризма, завинчивание гаек, несправедливый и половинчатый НЭП, Гулаг.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1932 – голодомор и геноцид, Гулаг.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1937-1938 – террор против руководящих кадров

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1939-1940 – пакт Молотова-Риббентропа, захватническая внешняя политика

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1941-1945 – военная катастрофа, чудовищные потери, разрушение городов, оккупация Восточной Европы.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1946-1953 – опять голод, переселение народов, антисемитизм.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1953-1964 – гонка вооружений, половинчатая и издевательская «оттепель», оскорбления интеллигенции, международное хамство и отвратительные хрущобы.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1965-1985 – застой, дегенерация и вымирание руководства, экономические трудности, еврейская эмиграция, Афганистан.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1986-1991 – жалкая попытка либерализации, экономический кризис, анархия.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1991 – попытка тоталитарного путча, развал страны.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

1991-2000 – бандитизм, экономические аферы, дефолт, Чечня, во главе страны алкоголик.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.

2000-2014 – реванш КГБ, сворачивание демократизации, чудовищная коррупция, растранжиривание национального достояния, победа Чечни.

За это простите и извините,
Я буду работать и день и ночь,
А денег мне совсем не платите,
Ведь я, зараза, вернулся с войны живой.


Самое главное что должны уяснить для начала все -и противники и сторонники -особенно противники правящего набора персонажей - еn el paraíso no se le permitirá, por lo que vamos a equipar el infierno - в рай не пустят, поэтому будем обустраивать ад.

''- А не попросишь прощения ,-  прилетит орел и выклюет тебе глаза.

И выклюет тебе глаза,
Проси прощенья, егоза,
Проси прощенья, егоза,
И выклюет тебе глаза.
Проси прощенья, егоза,
И выклюет тебе глаза,
И выклюет тебе глаза,
Проси прощенья, егоза.''

(James Joyce. ''A Portrait of the Artist as a Young Man'').



Сейчас я выброшусь в окно!
-Не вариант.
-?
-Живёшь на первом этаже.




http://youtu.be/ZQgYn23Xvck


Кроме того -по мере насаждения своих норм и правил и выкорчевывания всего живого под эгидой ''стабильности'' -"сaorruptissima re publica plurimae leges" — чем хуже государство, тем больше в нём законов - нынешняя история позволит загнать оппозицию на кухню -первый шажок -с своим маргинальным телеканалом и легкоманипулируемой аудиторией в силк причин изложенных мной выше и веры в то что младшая учительница начальных классов выхватив лотерейный билет через подбор кандидатур на роль мужа что либо представляет из себя в качестве продюссера -подобрав -прямо скажу сильно меня удивляющий персонал и сильно меня поражающий -чаще всего -контент -новостной и особенно развлекающий ....сквозь который прямо таки проглядывает премьер-министр -вводящий людей в шок '' управлением '' временем .Вместе со всем его кабинетом изображающим бурную деятельность .
Собственно пишу я это для читающих для того чтобы поняли что все эти манипуляции идущие сплошным потоком яйца выеденного не стоят .


Hasta que llegó un hombre de sí mismo en el horror - que él no sabía nada de mí  -- Пока человек не пришел от себя в ужас, - он ничего о себе не знает


Как и любой дурак который захочет позволить  себе запретить задавать -неважно какие  с любой точки зрения -риторические вопросы .
У меня любой подобный персонаж сразу и немедленно отправится на карете чичикова в длительное путеествие с сексуальным уклоном .








Лучше всего о этом в своем журнале сказал  М.Берг -


Почему путинская корпорация, продолжая здесь позднюю советскую эпоху, пытается сакрализовать именно последнюю войну, блокаду города Ленина, победу, лишив их (враз и начисто) исторического измерения, а оставив на их месте только фетиш из священно-метафизического сказания, почти все сюжеты которого канонизированы? Ведь в споре о том, сдавать якобы Ленинград (в рамках сказания он больше похож на святой град Китеж) и спасать жителей – речь не идет о реальном городе, реальной войне, реальном Сталине-конструкторе зла. Речь вообще идет не о прошлом, а о внеисторическом табу, которое в виде, скажем, яйца содержит иголку, а внутри жизнь кощея, легитимность, право сегодняшней власти на то, чтобы быть властью, никому не подконтрольной. Как не подконтрольны шаманы, охраняющие святой истукан. То есть речь идет о настоящем моменте и скором будущем, в котором власть хочет расти из завязи спермы, слюны и святости, из святых мощей и святой победы. И трогать ее, щупать, переворачивать, подносить к свету, как материю, подходить с рациональным или гуманитарным интересом – без пропуска, подписанного святыми силами в Кремле, нельзя.


Конечно, странны историки, вполне некогда вменяемые, которые на полном серьезе продолжают защищать одну из исторических версий блокады, не понимая, очевидно, что защищают не Сталина от Гитлера, не СССР (в белой рубашоночке, хорошенький такой) от однояйцевой нацистской Германии, не память несчастных блокадников, а Путина с гоп-компанией от столкновения с реальностью. И, одновременно, их (гоп-компании) право на банальную внеисторическую бесчеловечность. Именно ситуация с «Дождем» окончательно открыла, что власти глубоко насрать на Ленина, на пролетарскую революцию, на гражданскую войну, где нет уже борьбы добра со злом, а есть братоубийственная бойня, то есть реальность. И вот только советскую власть, начиная с пакта Молотова-Риббентропа и до наиболее концептуальных моментов войны, которые засахарили, превратили в сакральный символ – это с трепетом трогать могут только шаманы из ближнего круга кощея. Плюс во всей этой истории только один: мы, кажется, узнали, где смерть ботоксного Кощея – она в историческом, профанном подходе к войне и победе. Точнее, в десакрализации войны и победы. Правда, скептик вспомнит пушкинские мечты, что свобода в России начнется с публикаций Баркова (то есть со свободы эроса), или шестидесятники полагали, что стоит только опубликовать «Архипелаг-ГУЛАГ» и советская власть рассыплется как наваждение; так и мы боремся с очередной ветряной мельницей. И смерть кощея совсем даже не здесь. А где? Может, скептик и прав.

(М.Берг)




http://dancretu.tumblr.com/post/74860843047/straight-rainbow-purchase-prints



''.... Просит прощения, потому что боится.  Боится,  что это какая-нибудь страшная  болезнь...  Растения  съедают  черви,  животных съедает рак, или наоборот. Как  это  было  давно,  тогда  на  площадке,  в сумерках , и  тяжелая  птица  пролетела низко в сером свете. В Лестерском аббатстве зажгли свет. Уолси  умер  там.
Аббаты погребли его сами.


Теперь это было уже лицо  надзирателя. Он не  притворяется.Нет, нет, он в самом деле болен. Он не  притворяется.  И  он  почувствовал  руку надзирателя на своем лбу и почувствовал, какой горячий  и  влажный  у него лоб под рукой надзирателя. Как будто прикоснулась крыса -  скользкая, влажная и холодная. У всякой крысы два  глаза,  чтобы  смотреть.  Гладкие, прилизанные, скользкие шкурки; маленькие ножки, поджатые,  чтобы  прыгать, черные скользкие глазки, чтобы смотреть. Они понимают, как надо прыгать. А вот тригонометрии они никогда не поймут. Дохлые,  они  лежат  на  боку,  а шкурки у них высыхают. Тогда это просто падаль.
Надзиратель опять вернулся, это его голос говорит ему, что надо встать, одеться  и  идти  в лазарет. И в то время, как он одевался, торопясь изо всех сил, надзиратель сказал:


- Вот мы теперь пойдем к брату Майклу и скажем, что у нас пузик  болит!Ух, как несладко, когда пузик болит! Уж такой  бледный  вид,  когда  пузик болит!


Надзиратель говорил так, потому что он добрый. Это все для того,  чтобы рассмешить его. Но он не мог смеяться, потому  что  щеки  и  губы  у  него дрожали, и тогда надзиратель один засмеялся. А потом крикнул:
- Живо марш! Сено, солома!...''


( James Joyce. ''A Portrait of the Artist as a Young Man'').




http://pinterest.com/pin/170081323400326644/


Ну и чтобы два раза не упоминать .
Гегелевская триада -теза -антитеза -синтез.


Антитезой любого секуляризма -как страшного сна  нынешней '' политэлиты '' -антитезой любого абсолютно развития в соответсвии с ходом истории (последовательно или рывками (либерализма ) является тоталитаризм на грани фашизма (латиноамериканский образец) либо непосредственно фашизм.

У сторонников исторического развития и прогресса -у  по настоящему образованных и по настоящему обладающих духовностью (от ''сила-глубина-широта  души -вне религиозного толкования ) есть конкурентное преимущество  ибо такие люди '' дух живой и тленья убежит ''- они  незаметно обращают  в пыль ту риторику -те цементирующие смеси,которые скрепляют между собой  обезличенные "я" - ''винтики'' - "скрепы". Именно поэтому  склонные к тоталитаризму и непосредственные участники-исполнители  процесса и  и говорят про "вирус либерализма".


Только движение и развитие и секулярность  могут остановить  всю эту -иной раз кажущуюся несерьезной -мерзость .


Которая на самом деле  есть признание собственно неполноценности каждого сторонника этого бреда .





http://llbwwb.tumblr.com/post/74142536537/in-tense-looking-by-daniel-parent


''...– Контрреволюционные вещи вы говорите, Филипп Филиппович, – шутливо заметил тяпнутый, – не дай бог вас кто-нибудь услышит.
– Ничего опасного, – с жаром возразил Филипп Филиппович. – Никакой контрреволюции. Кстати, вот ещё слово, которое я совершенно не выношу. Абсолютно неизвестно – что под ним скрывается? Чёрт его знает! Так я и говорю: никакой этой самой контрреволюции в моих словах нет. В них здравый смысл и жизненная опытность ...''

(Михаил Булгаков " Собачье сердце ")


Какое  же разочарованье испытает каждый , когда знакомится с автором какого-нибудь героического произведения, а тот - на поверку оказывается ничуть не героем. А автор сентиментального произведения оказывается прожженным циником, хулиганом. А создатель блестящего детектива - откровенно скушным. А воспевший маленького человека Чехов, наоборот, велик: семь футов. А Галич, написавший несколько песен в лагерном жанре, в заключении не был. И когда это выяснилось, стали думать, что и Алешковский никогда не сидел, и снова ошиблись. Итак, та  часть упорно не хочет усматривать разницы между героями и сочинителями и отличать художественный умысел от фактографии.

А пожалуй, пора заступиться
За «героя» вчерашнего дня:
Нет, не робот, не мрачный тупица
Охраняет людей от меня.

Не палач, не дурак обозленный,
Не убийца, влюбленный в свинец,
А тщедушный, очкастый, зеленый
В сапогах и пилотке юнец.

Эй, на вышке! Мальчишка на вышке!
Как с тобою случилась беда?
Ты ж заглядывал в добрые книжки
Перед тем, как пригнали сюда.


Это ж дело хорошего вкуса:
Отвергать откровенное зло.
Слушай, парень, с какого ты курса?
Как на вышку тебя занесло?

А если я на проволоку? Если
Я на «запретку»? Если захочу,
Чтоб вы пропали, сгинули, исчезли?
Тебе услуга будет по плечу?

Решайся, ну! Тебе ведь тоже тошно
В мордовской Богом проклятой дыре.
Ведь ты получишь отпуск — это точно,
В Москву поедешь — к маме и сестре.

Ты, меломан, порассуждай о смерти —
Вот «Реквием»... билеты в Малый зал...
Ты кровь мою омоешь на концерте,
Ты добро глянешь в девичьи глаза.

И с ней вдвоем, пловцами, челноками,
К Манежу — вниз, по тротуару — вниз...
И ты не вспомнишь, как я вверх ногами
На проволоке нотою повис.

Я весь разговор этот выдумал —
Не выдумал самоубийства,
Их выудил, выдавил, выдоил —
И пью, и не в силах напиться.

Ну чем отвечать? Матюками ли,
Ножом ли, поджогом? Пустое!
Расправы в бессмыслицу канули.
Одно только слово простое,

Настойчивое, как пословица,
Захлебывается и молит:
— О, Боже, не дай мне озлобиться!
Спаси — не обрушивай молот!..

...Ну, ладно. Мне долго до вечера,
Я взыскан полуденным светом.
Но глянет ли снова доверчиво
Вот этот? Вот этот? Вот этот?

О нем, забываемом начисто,
На картах давно не гадали.
Он — здешний. Он в людях не значится
Годами, годами, годами.

Обида — пустыня бескрайняя...
И зря прозвучит мое слово,
Когда, озверев от бесправия,
Он бросится на часового.
Тих барак с первомайским плакатом.
Небо низкое в серых клочках.
Озаренный мордовским закатом,
Сторожит нас мальчишка в очках.

(Ю.Даниэль)


Если бы я спрашивал людей, что им нужно, они бы сказали - лошадь побыстрее  (Форд)


Прекрасное просто обязано быть величаво. Хотя бы условно. И пусть величавое не обязано быть прекрасным, оно им невольно является. Исключения вроде гигантских мусорных куч или чудовищных каракатиц и редки, и спорны. Но как бы там ни было, величавое кажется столь же очаровательней суетливого, сколь равелевское ''Болеро ''возвышеннее хачатуряновского ''Танца с саблями''. Впрочем, и художническая медлительность, например Леонардо, не есть медлительность идиота или сомнамбулы. Это неторопливость другого порядка.
А в тетрадке для нот - между  строк пресловутой ''Лунной '' - Полина ....Полынья  моя ...
И - далее - все  строки ....




http://tuckedstyle.tumblr.com/post/15528377308/dance-joanna-j-shot-by-justin-bridges


''..Любовь — это когда хочешь переживать с кем-то все четыре времени года. Когда хочешь бежать с кем-то от весенней грозы под усыпанную цветами сирень, а летом собирать ягоды и купаться в реке. Осенью вместе варить варенье и заклеивать окна от холода. Зимой — помогать пережить насморк и долгие вечера…''
(Рэй Брэдбери ''Вино из одуванчиков'')

Я помню ночь на склоне ноября.
Туман и дождь. При свете фонаря
     Ваш нежный лик — сомнительный и странный,
По-диккенсовски — тусклый и туманный,
Знобящий грудь, как зимние моря…
     — Ваш нежный лик при свете фонаря.

И ветер дул, и лестница вилась…
От Ваших губ не отрывая глаз,
Полусмеясь, свивая пальцы в узел,
Стояла я, как маленькая Муза,
Невинная — как самый поздний час…
И ветер дул и лестница вилась.


А на меня из-под усталых вежд
     Струился сонм сомнительных надежд.
— Затронув губы, взор змеился мимо… —
Так серафим, томимый и хранимый
     Таинственною святостью одежд,
Прельщает Мир — из-под усталых вежд.


Сегодня снова диккенсова ночь.
И тоже дождь, и так же не помочь
     Ни мне, ни Вам, — и так же хлещут трубы,
И лестница летит… И те же губы…
И тот же шаг, уже спешащий прочь —
Туда — куда-то — в диккенсову ночь.


(Марина Ивановна Цветаева )
2 ноября 1918




http://theantidote.tumblr.com/post/71855550927/abandoned-by-magda-andrzejewska


''....Шире раскрой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрешь. Старайся увидеть мир. Он прекраснее любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя – такого зверя нет на свете.
Когда-то книгу читали лишь немногие — тут, там, в разных местах. Поэтому и книги могли быть разными. Мир был просторен. Но, когда в мире стало тесно от глаз, локтей, ртов, когда население удвоилось, утроилось, учетверилось, содержание фильмов, радиопередач, журналов, книг снизилось до известного стандарта. Этакая универсальная жвачка.''

(Рэй Бредбери ''451 градус по Фаренгейту'')

''....Ненавижу римлянина по имени Статус Кво,- сказал он мне однажды.- шире открой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрешь. Старайся увидеть мир. Он прекрасней любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя - такого зверя нет на свете. А если есть, так он сродни обезьяне-ленивцу, которая день-деньской висит на дереве головою вниз и всю свою жизнь проводит в спячке. К черту! - говорил он. - Тряхни посильнее дерево, пусть эта ленивая скотина треснется задницей об землю!...''

(Рэй Бредбери ''451 градус по Фаренгейту'')

''.....Иногда я подслушиваю разговоры в метро. Или у фонтанчиков с содовой водой. И знаете что?
– Что?
– Люди ни о чем не говорят.
– Ну как это может быть!
– Да-да. Ни о чем. Сыплют названиями – марки автомобилей, моды, плавательные бассейны и ко всему прибавляют: «Как шикарно!» Все они твердят одно и то же. Как трещотки. А ведь в кафе включают ящики анекдотов и слушают все те же старые остроты или включают музыкальную стену и смотрят, как по ней бегут цветные узоры, но ведь все это совершенно беспредметно, так – переливы красок.....''

(Рэй Бредбери ''451 градус по Фаренгейту'')




http://youtu.be/8v626CMvM5Q


''- Ничего, Дуг, - сказал он наконец. - Он все-таки старается.....''
Page generated Sep. 25th, 2017 03:20 pm
Powered by Dreamwidth Studios