zinik: (Default)


Чёрные дыры
*****
Мы хотим пить
Но в колодцах замерзла вода.
Черные, черные дыры
Из них не напиться
Мы вязли в песке и скользили по лезвию льда
И часто теряли сознание и рукавицы.

Мы строили замок, а выстроили сортир
Ошибка в проекте, но нам, как всегда, видней
Пусть эта ночь сошьет мне лиловый мундир
Я стану  Хранителем Времени Сбора Камней.


Я вижу черные дыры
Холодный свет.
Черные дыры
Смотри, от нас остались
Черные дыры
Нас больше нет
Есть только
Черные дыры.


Хорошие парни, но с ними не по пути
Нет смысла идти, если главное – не упасть
Я знаю, что я никогда не смогу найти
Все то, что, наверное, можно легко украсть


Но я с малых лет не умею стоять в строю
Меня слепит солнце, когда я смотрю на флаг
И мне надоело протягивать вам свою
Открытую руку, чтоб снова пожать кулак


Я снова смотрю, как сгорает дуга моста
Последние волки бегут от меня в Тамбов
Я новые краски хотел сберечь для холста
А выкрасил ими ряды пограничных столбов


Чужие шаги, стук копыт или скрип колес
Ничто не смутит территорию тишины
Сегодня любой обращенный ко мне вопрос
Я буду расценивать, как объявление войны.
                                                /А.Башлачев/.


Я не люблю -когда мной пытаются манипулировать.

Даже в интернете.

Это тем - кто работает и пишет *под дурачка*-по заказу и без-из желания лизнуть.

zinik: (Default)


 Красной жар-птицею, салютуя маузером лающим,
Время жгло страницы, едва касаясь их пером пылающим.
Но годы вывернут карманы - дни, как семечки,
Bалятся вкривь да врозь.
А над городом - туман. Xудое времечко
C корочкой запеклось.

 
Черными датами а ну еще плесни на крышу раскаленную!
Ox, лили ушатами ржавую, кровавую, соленую.
Годы весело гремят пустыми фляжками,
выворачивают кисет.
Сырые дни дымят короткими затяжками
в самокрутках газет

.
Под водопадом спасались, как могли, срубили дерево.
Ну плот был что надо, да только не держало на воде его.
Да только кольцами года завиваются
В водоворотах пустых площадей.
Да только ржавая вода разливается
На портретах великих дождей.

 
Но ветки колючие обернутся острыми рогатками.
Да корни могучие заплетутся грозными загадками.
А пока вода-вода кап-кап-каплею
лупит дробью в мое стекло.
Улететь бы куда белой цаплею!
Обожжено крыло.

 
Но этот город с кровоточащими жабрами
надо бы переплыть ...
А время ловит нас в воде губами жадными.
Время нас учит любить.

Башлачев.
zinik: (Default)
 Пора собираться на бал
*****
 
Мой Бог! Вы еще не одеты?
Поймите, нам нужно спешить...
За вами прислали карету,
Просили немедленно быть.
 
Ну, что вы стоите в халате?
Я вас дожидаться устал...
Вот ваше нарядное платье.
Пора собираться на бал!
 
Взгляните – над вашим балконом
Какая сегодня луна!
Какие волшебные кони
Сегодня храпят у окна!
 
Хозяйкою нашего трона
Вас встретит ликующий зал...
Давайте примерим корону –
Пора собираться на бал!
 
В окошко врывается ветер,
И тихий доносится вальс...
Пленительный Штраус весь вечер
Сегодня играет для вас.
 
Пылающим спиртом наполним
Мы ваш изумрудный бокал...
Сударыня, близится полночь!
Пора собираться на бал!
 
– Нет, нет... Не готов еще ужин,
И стирка опять же на мне.
Я знаю похмельного мужа –
Не верит он в ваших коней.
 
И сил моих женских не хватит,
Не сладить с ним будет с утра...
Давайте сюда ваше платье!
На бал собираться пора!
/А.Башлачев/.
1982
zinik: (Default)
 
Поэты живут. И должны оставаться живыми.
Пусть верит перу жизнь, как истина в черновике.
Поэты в миру оставляют великое имя,
Затем, что у всех на уме – у них на языке.
Но им все трудней быть иконой в размере оклада.
Там, где, судя по паспортам – все по местам.
Дай Бог им пройти семь кругов беспокойного лада
По чистым листам, где до времени – все по устам.
Поэт умывает слова, возводя их в приметы,
Подняв свои полные ведра внимательных глаз.
Несчастная жизнь! Она до смерти любит поэта.
И за семерых отмеряет. И режет – эх, раз, еще раз!
Как вольно им петь. И дышать полной грудью на ладан...
Святая вода на пустом киселе неживой.
Не плачьте, когда семь кругов беспокойного лада
Пойдут по воде над прекрасной шальной головой.
Пусть не ко двору эти ангелы чернорабочие.
Прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам.
Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия.
К ним Бог на порог. Но они верно имут свой срам.
Поэты идут до конца. И не смейте кричать им: – Не надо!
Ведь Бог... Он не врет, разбивая свои зеркала.
И вновь семь кругов беспокойного, звонкого лада
Глядят ему в рот, разбегаясь калибром ствола.
Шатаясь от слез и от счастья смеясь под сурдинку,
Свой вечный допрос они снова выводят к кольцу.
В быту тяжелы. Но однако легки на поминках.
Вот тогда и поймем, что цветы им, конечно, к лицу.
Не верьте концу. Но не ждите иного расклада.
А что там было в пути? ...Эти женщины, метры, рубли...
Неважно, когда семь кругов беспокойного лада
Позволят идти, наконец, не касаясь земли.
Ну вот, ты – поэт... Еле-еле душа в черном теле.
Ты принял обет сделать выбор, ломая печать.
Мы можем забыть всех, что пели не так, как умели.
Но тех, кто молчал, давайте не будем прощать.
Не жалко распять, для того, чтоб вернуться к Пилату.
Поэта не взять все одно ни тюрьмой, ни сумой.
Короткую жизнь – Семь кругов беспокойного лада –
Поэты идут. И уходят от нас на восьмой.

А.Башлачев

Page generated Sep. 23rd, 2017 04:17 pm
Powered by Dreamwidth Studios