zinik: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] apolonskaya в Антропология




Как в кинозале. Сижу, молчу.
Всё рвётся плёнка, рвётся, рвётся.
И всё никак не досмотрю картину
«Антропология».


Меняются батальные полотна,
мужчины многих, женщины,
бегущие за ними, поскольку
кость от кости.

Дворы и казни. Недоспасители, 
Недонероны.Те, что согнулись
в обратном счёте от человека
к обезьяне. 

Искариоты, с кем связан был
не хлебом преломлённым. 

И все они одной с тобою плоти.

(...)

Jan. 25th, 2012 03:33 pm
zinik: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] apolonskaya at (...)


*
**

Согласна, мы затёрли смерть в словах.

Она рисуется во всём своём убранстве,

с предельно взятой нотой торжества:

война к войне, болезнь – к болезни.

Но вот, она мелькнула меж толпы,

столь безыскусна и обыкновенна,

что только по ударившим о землю

тяжёлым вишням из бумажного мешка,

мы угадаем в ней её черты.


zinik: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] apolonskaya в Минимализмы

Натюрморт

Я пишу натюрморт в мокро-серых тонах:

птица, вернее, её голова,

клиновидный кувшин, и лицо опрокинуто навзничь.

Называется «жажда».

Ни стола, ни хотя бы опоры.

Лишь презрение держит меня на плаву -     

к натюрморту.


zinik: (Default)

Оригинал взят у [livejournal.com profile] apolonskaya в Комната Сильвии Плат
***
Я в комнате, которой дышала Плат.
Статичен лес в окне, как дальний поезд
на перегоне, где вагоны в ряд.
Софа с задумчивой подушкой набок.
Стена на ощупь и стена во взгляде,
глаза закроем тихо на ноябрь,
пусть он достанется подонкам и героям.
 
Ты лучше молча расспроси меня,
зачем так наливаются ресницы?
Не потому ли, что глагол «открыться»
есть форма совершенного битья?
Оставим в зеркале преемникам вопросы.
Взойдёт весна, какая-никакая —
единственная мера бытия.

zinik: (Default)

Оригинал взят у [livejournal.com profile] apolonskaya в (...)
 

Расснаряжай гонца,
развенчивай Творца,
судьба твоя — тугая маска без лица,
любовь твоя не стоит жжёной спички,
ты гол, как степь, в которой волки выли,
предчувствуя семантику конца.

Как много рифм!
в искусстве я
предпочитаю несовершенство и изъян,
но что мы всё о худшем в изобилии?

Стол полон яств:
от женщин до тщеславия юнца,
а тот, кто знал тебя, как спальню — изнутра,
смывает с рук теорию утрат,
да мало ли из спален выходили?
zinik: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] apolonskaya at Аскезы
 
I.
 
Какая разница,
с кем падать на железные матрацы,
что говорить, о чём молчать –
у близости лицо предательства.
 
И важно ли, чем утоляешь голод?
 
 
Так будь же той, которой благодарность
бросают как купюру в вырез платья,
за ход пружин, за сон без обязательств,
за то, что волос между пальцами зажат.
 
 
II.
 
Прости, лисица рыжая,
и серый волк, прости,
что забываю
упоминать вас в стансах о
торжестве добра над злом.
Вы тоже важные
персонажи.
Душа моя, не сокрушайся
о напрасном.
Давай на помощь сказку призовём,
где у добра недобрая гримаса.
 
 
III.
 
Я, наконец, свободна.
Иллюзия свободы – это много.
Могу не думать о характере
письма. Могу не знать
о трубке телефонной.
Кто место займёт моё
в твоих висках – неважно,
и будет ли их армия
или ничтожно мало,
им не взломать замка.
Со мной мои пароли.
Page generated Jul. 24th, 2017 06:30 am
Powered by Dreamwidth Studios